Московский патриархат
Санкт-Петербургская епархия
Православная местная религиозная организация
СЕСТРИЧЕСТВО ВО ИМЯ ПРЕПОДОБНОМУЧЕННИЦЫ ЕЛИЗАВЕТЫ
+7 (812) 489-21-31
ул.Красных Патризан, д. 4
197229, г.Санкт-Петербург
+7 (812) 489-21-31

Житие святой Елизаветы

Детство и юность в Дармштадте
Великая княгиня Елизавета Федоровна родилась 20 октября (1 ноября) 1864 г. в Германии, в Дармштадте. Она была вторым ребенком в семье великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы Виктории. Еще одна дочь этой четы — Алиса — стала российской императрицей Александрой Федоровной.

Дети воспитывались в строгих традициях старой Англии. Им прививались простота и скромность в еде и одежде. Старшие дочери сами выполняли домашнюю работу: убирали комнаты, постели, топили камин. Мать старалась вложить в сердца детей любовь к ближним, особенно к страждущим. Дети постоянно ездили с матерью в госпитали, приюты, дома для инвалидов, принося с собой букеты цветов, которые сами разносили по палатам. Все, знавшие Елизавету с детства, отмечали ее религиозность и любовь к ближним. На нее еще в самой ранней юности имели огромное влияние жизнь и подвиги святой Елизаветы Тюрингенской, в честь которой ее назвали.
Детство и юность Елизаветы не были безоблачными. В 1873 г. упал с балкона и разбился насмерть ее любимый трехлетний брат Фридрих, страдавший гемофилией. Обладавшая уже тогда удивительным мужеством девочка первая спустилась вниз, взяла окровавленного ребенка на руки и внесла в дом.Позже, в 1876 г., во время эпидемии дифтерита в Дармштадте, в семье заболели все дети, кроме Елизаветы. Умерла четырехлетняя Мария, а вслед за ней в возрасте 35 лет умерла и ухаживавшая за детьми великая герцогиня Алиса. Воспитанием осиротевших детей занималась бабушка — английская королева Виктория.

Петербургский период. Переход в Православие
На двадцатом году жизни принцесса Елизавета стала женой великого князя Сергея Александровича, родного брата императора Александра III. Она познакомилась с ним в детстве, когда он приезжал в Германию с матерью, императрицей Марией Александровной, также происходившей из Гессенского дома. До этого все претенденты на ее руку получали отказ.

Для молодой супруги великий князь приобрел в Санкт-Петербурге дворец Белосельских-Белозерских на Невском проспекте. Примечательно, что по инициативе Елизаветы в бальной зале дворца натягивали сетку, чтобы сослуживцы мужа, офицеры-преображенцы, могли играть в теннис. Великая княгиня напряженно занималась русским языком, изучала русскую культуру. Под влиянием своего глубоко верующего мужа Елизавета Федоровна начала все глубже проникаться Православием.

В 1888 г. Александр III поручил Сергею Александровичу быть его представителем на освящении храма святой Марии Магдалины на Святой Земле — в Гефсимании, у подножия Елеонской горы. Великий князь был к этому времени председателем Православного палестинского общества. Пораженная красотой храма, великая княгиня произнесла, как оказалось, пророческие слова: «Как я хотела бы быть похороненной здесь».

После посещения Святой Земли Елизавета Федоровна твердо решила перейти в Православие. В январе 1891 г. она написала отцу о своем решении. В апреле накануне Пасхи, в Лазареву субботу, в домовом храме дворца великокняжеской четы было совершено Таинство Миропомазания великой княгини Елизаветы Федоровны с оставлением ей прежнего имени, но уже в честь святой праведной Елизаветы — матери святого Иоанна Предтечи, память которой Православная Церковь отмечает 5 (18) сентября.
Супруга генерал-губернатора Москвы

В 1891 г. Александр III назначил великого князя Сергея Александровича московским генерал-губернатором. Великокняжеская чета перебралась в Москву. Супруга генерал-губернатора должна была исполнять множество общественных обязанностей: организовывать приемы, устраивать концерты и балы, участвовать в них.

Жители Москвы скоро оценили ее милосердное сердце. Она ходила по больницам для бедных, посещала богадельни, приюты для беспризорных детей и везде старалась облегчить страдания людей: раздавала еду, одежду, деньги, улучшала условия жизни несчастных. Местом проживания семьи в Москве были дом генерал-губернатора на Тверской улице и Александринский дворец в Нескучном и две загородные резиденции на Москва-реке: Ильинское и Усово.
Это было время ее духовного роста. Почти сразу после переезда в Москву Елизавета Федоровна пережила смерть близких людей: снохи — великой княгини Александры Георгиевны, и отца. В августе 1891 г. великая княгиня Александра, жена брата Сергея — великого князя Павла Александровича, находившаяся на седьмом месяце беременности, гостившая вместе с мужем в их подмосковной усадьбе Ильинское, прыгнула с берега в лодку и от сильной боли потеряла сознание. Начались преждевременные роды. Врачи смогли извлечь младенца, но спасти княгиню не удалось, и 12 сентября, не приходя в сознание, она скончалась. Ребенок, великий князь Дмитрий Павлович, выжил. Впоследствии Сергей Александрович и Елизавета Федоровна воспитывали детей Павла Александровича и Александры Георгиевны — Марию и Димитрия. Павлу Александровичу, вступившему позже в морганатический брак, было запрещено возвращаться в Россию, и дети его оставались на попечении Сергея и Елизаветы.
Благотворительность. Русско-японская война
В Москве в полной мере расцвело благотворительное служение святой Елизаветы. Дни ее были расписаны по часам. Она старалась не упускать из виду несчастных и обездоленных, всех нуждающихся в помощи. Она выступала не только замечательным организатором, но и многое делала своими руками. Это была потребность ее души.

Когда в 1904 г. началась Русско-японская война, Елизавета Федоровна занялась организацией помощи фронту. Одним из ее замечательных начинаний было устройство мастерских для помощи солдатам — под них были заняты все залы Кремлевского дворца, кроме Тронного. Отсюда шли на фронт тюки с продовольствием, обмундированием, медикаментами и подарками для солдат. Великая княгиня отправляла на фронт походные церкви со всем необходимым для совершения богослужения, на свои средства она сформировала несколько санитарных поездов. В Москве ею был устроен госпиталь для раненых, созданы специальные комитеты по обеспечению вдов и сирот воинов, погибших на фронте.


Но русские войска терпели одно поражение за другим. Надвигалась первая русская революция. Великий князь Сергей Александрович был непримирим к бунтовщикам и революционерам. Правительство не поддерживало мер великого князя, и Сергей Александрович подал в отставку. За ним сохранился лишь пост командующего Московским военным округом. 1 января 1905 г. Государь принял его отставку. После событий 9 января оппозиция объявила Сергея Александровича и его брата Владимира Александровича главными виновниками кровопролития. Боевая организация партии эсеров вынесла великому князю Сергею Александровичу смертный приговор.
Гибель великого князя Сергея Александровича

Елизавета Федоровна знала из анонимных писем, что супругу угрожает опасность и старалась не оставлять его одного. Сергей Александрович перестал брать с собой адъютанта. 5 (18) февраля 1905 г. он был убит бомбой, брошенной террористом Иваном Каляевым. Елизавета Федоровна была во дворце и слышала взрыв. Она своими руками собрала на носилки разбросанные взрывом куски тела мужа. Чтобы не огорчить умирающего кучера, Елизавета Федоровна поехала в больницу, сняв траур. Кучер Андрей Рудинкин скончался в ту же ночь, думая, что Сергей Александрович жив.

Адъютант великого князя В. Ф. Джунковский вспоминает, что на второй или третий день после кончины великого князя Елизавета, движимая христианским чувством всепрощения, решилась навестить в тюрьме убийцу своего мужа. Многие в то время осуждали ее, «но кто знает великую княгиню, тот отлично поймет, что иначе великая княгиня поступить не могла, — пишет В. Ф. Джунковский. — Она, по своему характеру всепрощающая, чувствовала потребность сказать слово утешения и Каляеву, столь бесчеловечно отнявшему у нее мужа и друга». Елизавета Федоровна оставила в камере Евангелие и маленькую иконку, надеясь на то, что убийца покается.
Из великих князей на погребении присутствовали Константин Константинович и Павел Александрович. Погребли Сергея Александровича в церкви Чудова монастыря. Здесь Елизавета почувствовала благодатную помощь от святых мощей святителя Алексия, митрополита Московского. Она считала, что святитель Алексий вложил в ее сердце желание посвятить Богу всю оставшуюся жизнь.

Создание Марфо-Мариинской обители
После кончины супруга Елизавета Федоровна не стала снимать траур, держала строгий пост, много молилась, на светских приемах не появлялась. Через некоторое время она приняла решение основать в Москве Марфо-Мариинскую обитель милосердия. На Большой Ордынке приобрела усадьбу с четырьмя домами и садом. В самом большом, двухэтажном доме расположились столовая для сестер, кухня и другие хозяйственные помещения, во втором — церковь и больница, рядом — аптека и амбулатория для приходящих больных. В четвертом доме находилась квартира для священника — духовника обители, классы школы для девочек приюта и библиотека.

Знаменательно посвящение созданной обители святым евангельским женам-мироносицам Марфе и Марии. Эти сестры являются образом одна деятельного, другая — молитвенного, созерцательного пути приближения к Богу. Основанная Елизаветой обитель коренным образом отличалась от общин сестер Красного Креста, куда принимались женщины любого вероисповедания. Не была она и монастырем в классическом смысле. Это была обитель, в которой социальное служение (как мы бы сейчас сказали) было глубоко укоренено в православной вере.


Елизавета Федоровна пыталась узаконить новую форму христианского общежития. В истории был аналог такого служения — диакониссы. О восстановлении чина диаконисс, существовавшего в Церкви I–VIII веков, великая княгиня ходатайствовала перед священноначалием. Этот вопрос обсуждался на Поместном Соборе Российской Православной Церкви в 1917–1918 гг., но революция и последовавшая гражданская война не дали этим планам осуществиться.
Жизнь Марфо-Мариинской обители

9 (22) апреля 1910 г. в церкви святых Марфы и Марии епископ Трифон (Туркестанов) посвятил в звание крестовых сестер любви и милосердия 17 сестер обители во главе с великой княгиней Елизаветой Федоровной, которая сказала: «Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих». Во время торжественной службы епископ, обращаясь к уже облаченной в сестринское одеяние великой княгине, сказал: «Эта одежда скроет Вас от мира, и мир будет скрыт от Вас, но она в то же время будет свидетельницей Вашей благотворной деятельности, которая воссияет пред Господом во славу Его». Слова владыки сбылись. Деятельность великой княгини осветила огнем Божественной любви предреволюционные годы России. «Великой матушкой» называли ее.
Внутренней жизнью сестер руководил замечательный священник и пастырь — духовник обители, протоирей Митрофан Серебрянский (пре-подобноисповедник Сергий). Дважды в неделю он проводил беседы с сестрами. Сестры могли также ежедневно в определенные часы приходить за советом и наставлением к духовнику или к настоятельнице. Великая княгиня вместе с отцом Митрофаном учила сестер не только медицине, но и умению духовно наставлять опустившихся, заблудших и отчаявшихся людей. Каждое воскресенье после вечерней службы в соборе Покрова Божией Матери устраивались беседы для народа. Сюда приходили для совершения богослужений и проповедования лучшие пастыри и проповедники не только Москвы, но и многих отдаленных мест России.

В Марфо-Мариинской обители великая княгиня вела жизнь подвижницы. Утром вставала на молитву, распределяла послушания сестрам, потом работала в клинике, принимала посетителей, разбирала прошения и письма. Вечером совершала обход больных, заканчивавшийся за полночь. Ночью она молилась в своей молельне или в церкви, ее сон редко продолжался более трех часов.

В больнице Елизавета Федоровна ассистировала при операциях, делала перевязки, находила слова утешения, стремилась облегчить страдания больных. От великой княгини исходила целебная сила, которая помогала им переносить боль и соглашаться на тяжелые операции.

Главной задачей сестер было посещение больных, бедных, брошенных детей, оказание им медицинской, материальной и моральной помощи. В больнице обители работали лучшие специалисты Москвы, операции проводились бесплатно. Здесь исцелялись те, от кого отказывались врачи. При обители работала воскресная школа для работниц фабрики. Действовала библиотека, бесплатная столовая для бедных.

Обитель получала до 12 000 прошений в год. Одним из главных мест, которому великая княгиня уделяла особое внимание, был Хитров рынок. Елизавета Федоровна, в сопровождении своей келейницы Варвары Яковлевой или сестры обители княжны Марии Оболенской, переходя от одного притона к другому, собирала сирот, уговаривала родителей отдать ей на воспитание детей. Все население Хитрова уважало ее, называя «сестрой Елизаветой» или «матушкой».
Первая мировая война и две русские революции

В годы Первой мировой войны трудов у великой княгини прибавилось: необходимо было ухаживать за ранеными в лазаретах. Часть сестер обители были отпущены для работы в полевом госпитале. Первое время Елизавета Федоровна навещала и пленных немцев, но клевета о тайной поддержке противника заставила ее отказаться от этого.

В 1916 г. к воротам обители подошла подстрекаемая провокаторами разъяренная толпа с требованием выдать германского шпиона — брата Елизаветы Федоровны великого герцога Эрнста Людвига Гессенского, якобы скрывавшегося в обители. Настоятельница вышла к толпе одна и предложила осмотреть все помещения. Господь не допустил погибнуть ей в этот день. Конный отряд полиции разогнал толпу.
Вскоре после Февральской революции к обители снова подошла толпа — на сей раз «революционеры» с винтовками, красными флагами и бантами, намеревавшиеся арестовать сестру императрицы и судить как немецкую шпионку, хранящую в монастыре оружие. Настоятельница собрала сестер и попросила отца Митрофана отслужить молебен. После окончания службы она велела показать пришедшим все постройки обители. Конечно, ничего не нашли, кроме келий сестер и госпиталя с больными. Возглавляющий отряд унтер-офицер узнал в отце Митрофане батюшку из Орла, которого почитал, и сам взялся успокоить приехавших.

Весной 1917 г. к Елизавете Федоровне приезжал шведский министр по поручению кайзера Вильгельма и предлагал ей помощь в выезде за границу. Великая княгиня ответила, что она решила разделить судьбу страны и что не может оставить сестер обители в это трудное время.
Первое время после октябрьского переворота Марфо-Мариинскую обитель не трогали. Два раза в неделю к обители подъезжал грузовик с продовольствием. Из медикаментов выдавали перевязочный материал и лекарства первой необходимости. Но все вокруг были напуганы, покровители и состоятельные дарители боялись оказывать помощь обители. Великая княгиня и сестры во избежание провокации не выходили за ворота. Отец Митрофан каждый день служил в переполненной церкви Божественную литургию, было много причастников.

После заключения Брест-Литовского мира германское правительство добилось согласия Советской власти на выезд великой княгини Елизаветы Федоровны за границу. Посол Германии граф Мирбах дважды пытался увидеться с великой княгиней, но она не приняла его и категорически отказалась уезжать из России. Она говорила: «Я никому ничего дурного не сделала. Буди воля Господня!»


Спокойствие было затишьем перед бурей. Сначала прислали анкеты — опросные листы для тех, кто проживал и находился на лечении. Были арестованы несколько человек из больницы. Затем объявили, что сирот переведут в детский дом. В апреле 1918 г., на третий день Пасхи, Святейший Патриарх Тихон служил в обители Божественную литургию и молебен. Это было последнее благословение первоиерарха Российской Православной Церкви великой княгине перед крестным путем на Голгофу. Почти сразу после отъезда Патриарха к обители подъехала машина с комиссаром и красноармейцами-латышами. Елизавету Федоровну арестовали. На сборы дали полчаса. Настоятельница успела лишь собрать сестер в церкви святых Марфы и Марии и дать им последнее благословение. С великой княгиней поехали две сестры — Варвара Яковлева и Екатерина Янышева. С дороги она написала каждой оставшейся в обители сестре.
Арест и кончина

Елизавету Федоровну и ее спутниц первоначально направили в Пермь. Последние месяцы своей жизни великая княгиня провела в заключении на окраине города Алапаевска в Напольной школе вместе с великим князем Сергеем Михайловичем, его секретарем Федором Михайловичем Ремезом, тремя сыновьями великого князя Константина Константиновича — Иоанном, Константином, Игорем и сыном великого князя Павла Александровича князем Владимиром Палеем.

Сестрам, сопровождавшим настоятельницу, было предложено освобождение. Обе умоляли вернуть их к великой княгине. Варвара Яковлева заявила о готовности дать подписку своей кровью, что желает разделить судьбу великой княгини. Так крестовая сестра Марфо-Мариинской обители Варвара Яковлева сделала свой выбор и присоединилась к узникам.
Глубокой ночью 5 (18) июля 1918 г. великую княгиню Елизавету Федоровну вместе с другими членами Императорского Дома бросили в шахту старого Нижне-Селимского рудника. Когда палачи сталкивали великую княгиню, она произносила молитву, сказанную на Кресте Спасителем: «Отче, отпусти им: не ведят бо, что творят» (Лк. 23: 34). Один из крестьян, бывший случайным свидетелем убийства, говорил, что из глубины шахты слышалось пение Херувимской. Чекисты начали бросать в шахту ручные гранаты. Скончались мученики в страшных страданиях, от жажды, голода и ран.
Когда в Алапаевск вошли белые, они предприняли усилия по расследованию преступления. Место расправы было обнаружено, тела подняты на поверхность. Оказалось, что великая княгиня упала не на дно шахты, а на выступ, который находился на глубине пятнадцати метров. Рядом с ней нашли тело великого князя Иоанна Константиновича с головой, перевязанной разорванным апостольником великой княгини. Она и здесь стремилась облегчить страдания ближнего.

Прославление и почитание святой Елизаветы
Останки мучеников были сначала погребены в склепе Троицкого собора в Алапаевске, потом вывезены сначала в Читу, где находились 6 месяцев, затем в Китай, в Пекин. Оттуда в 1921 г. останки настоятельницы Марфо-Мариинской обители и ее келейницы Варвары были перевезены в Иерусалим и положены в усыпальнице храма Святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании.

В 1981 г., накануне канонизации новомучеников российских Русской Православной Церковью за границей, их гробницы решили вскрыть. Тела новомучениц оказались частично нетленными. Они были положены в храме Марии Магдалины, где пребывают и поныне.

В 1992 г. Архиерейский Собор Русской Православной Церкви причислил к лику святых новомучеников российских преподобномученицу великую княгиню Елизавету и инокиню Варвару, установив им празднование в день кончины — 5 (18) июля.


В Алапаевске, на месте заточения и на месте гибели алапаевских мучеников, ныне существуют два монастыря — женский, рядом с сохранившейся Напольной школой, и мужской, близ села Нижняя Синячиха, рядом с шахтой, куда были брошены узники. Множество общин сестер милосердия в разных уголках России — от Калининграда до Владивостока — названы именем великой княгини Елизаветы Федоровны. В нашей стране и ближнем зарубежье есть несколько крупных монастырей, посвященных преподобномученице Елизавете. Действует Марфо-Мариинская обитель в Москве. Святая Елизавета стала покровительницей милосердного служения, возродившегося в современной России.
Что читать о святой Елизавете
  • Вдали от мирской суеты. Нижний Новгород, 1996.
  • Великая Княгиня Елизавета Федоровна: фотоальбом. Москва: Марфо-Мариинская обитель милосердия, 2009.
  • Великая княгиня Елизавета Федоровна и император Николай II: докуметы и материалы (1884–1909 гг.) / Православ. Св.-Тихоновский гуманитар. ун-т, миссионер. фак. [авт.-сост. А. Б. Ефимов, Е. Ю. Ковальская; ред. Г. Б. Кремнев и др.; рук. проекта прот. Николай Соколов; коммент. Е. Ю. Ковальская]. СПб.: Алетейя Историческая книга, 2009. 845 с.
  • Волошун П. В. Блаженны милостивые: благотворительная деятельность Великой княгини Елизаветы Федоровны. М.: Даръ, 2010.
  • Вяткин В. В. Христовой Церкви цвет благоуханный. Жизнеописание великой Княгини Елизаветы Федоровны. М.: Свято-Тихоновский богословский институт, 2001.
  • Кучмаева И. К. Жизнь и подвиг великой княгини Елизаветы Федоровны М.: Москвоведение, 2004.
  • Кучмаева И. К.. Когда жизнь истинствует… Культура благотворения великой княгини Елизаветы Федоровны. М.: Индрик, 2008..
  • Летопись жизни и деятельности Благоверной Великой Княгини Елизаветы Федоровны, основательницы Марфо-Мариинской обители милосердия, в хронике событий / авт.-сост. Л. В. Куликова. М., 2011.
  • Маерова В. Елизавета Федоровна. 2-е изд., испр. и доп. М.: Захаров, 2003.
  • Материалы к житию преподобномученицы великой княгини Елизаветы: Письма, дневники, воспоминания, документы. 2-е изд. М., 1996.
  • Миллер Л. П. Святая мученица Российская великая княгиня Елизавета Федоровна. 5-е изд. М.: Паломник, 2013.
  • Письма преподобномученицы великой княгини Елизаветы Федоровны к императрице Марии Федоровне, императору Николаю II, великой княжне Ольге Николаевне, великому князю Сергею Александровичу, великому князю Павлу Александровичу, княгине Зинаиде Николаевне Юсуповой, князю Феликсу Феликсовичу Юсупову-младшему / сост. Т. В. Коршунова и др.; коммент.О. С. Трофимова. М.: Провославное сестричество во имя преподобномученицы Елизаветы, 2011.
  • Шаргунов Александр, протоиерей. Подвижники Марфо-Мариинской обители милосердия. М.: Хронос-Пресс, 2001.